Электронные ресурсы Интернета

палец по направлению к Митеньке. Правда, в своей речи он иногда притворялся будто бы порицает излишество горячности Риенцо, но всегда сопровождал эти порицания похвалами его честности, - и одобрение папского викария утвердило нобилей в мысли относительно одобрения самого папы. Возможно, что эта философия оптимизма и вознесла его в безоблачные сферы эстетической радости. В то время как Нико говорил, зазвучала и прокатилась по улицам яростная "Марсельеза". Пятый, молодой офицер, был убит под Бленхеймом. Но она не опус-тила глаз и весело, открыто смотрела на него, как бы говоря своими глазами, что иначе это и быть не могло.. Да.. Ты мое все! - трогательно стыдясь и стыдливо, и бесстыдно прижимаясь к нему всем телом, горячо спорила Мария Сергеевна.. Хотите ли вы вооружиться за вашу собственную свободу, за ваш Рим? Опять молчание! Боже мой! Неужели вы пали до такой степени? Неужели у вас нет оружия для собственной вашей защиты? Римляне, выслушайте меня! - Послышался долгий глухой общий ропот, наконец он перешел в явственные слова, и многие голоса закричали вдруг: - Папский указ! Ты проклят! - Как! - вскричал трибун. И когда садилось человек десять-пятнадцать народу, то, несмотря на жару, громко и весело стучали ножи и ложки. Богомольная, вся в черном, с заострившимся восковым, как у покойника, носом, остановилась и с просветленным лицом, подняв глаза вместе с пальцами к небу, набожно перекрестилась и сказала: -- Не отнимет господь благодати от верных своих. - Дайте отцу понять, что теперь, когда я получил образование, он не может требовать от меня, чтобы я ходил за плугом и откармливал свиней. - Это не чудачество. Одни накладывали на тяжелые полки мешки, бросив вожжи на спину стоявшей лошади.. Я хочу привезти с собой прекраснейшую женщину во всей Европе. Он русский, но всегда чувствовал неловкость и как бы стыд за это. Но Валентин не обратил на него никакого внимания. В этот вечер они по собственному побуждению бросились к капитолийскому дворцу; Ринальдо Орсини овладел крепостью, лежавшей возле самого Рима, и поджег одну башню, пламя которой было видно в городе.. Он вежливо уставился на Ланде и вопросительно пошевелил тонкими, недоверчивыми губами. Кенелм лишь дотронулся, но не пожал ее.. Пахнуло пустотой и молчанием, и бледно озаренная синяя улица открылась перед ним. - "Бедные и сильные люди, синьор, полезны и в то же время опасны". Это был для министра критический момент. Как будто всего часа два тому назад строили баррикаду. - Почему же?. - Я вас очень уважаю, Нина Сергеевна!.-- Не успел до неприятеля дойти, как домой запросился.. Ну что ж, тем большего уважения заслуживает мое презрение к излишествам комфорта и тщеславной гордости, так как я люблю все изысканное, но обладаю настоящим вкусом! Другие могут быть простодушны и честны в силу лишь неотесанной простоты своих привычек; если же я, наделенный такой утонченной

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU