Электронные ресурсы Интернета

от меня хотели, чего вы первый добивались, когда внушали мне, что страсть свободна, что надо пользоваться жизнью, то есть принадлежать вам, когда всю меня опоганили, истоптали, изуродовали, вы же мне бросаете в лицо название потаскушки, недостойной произнести имени вашей жены!. Оставь свою наковальню и иди за Фра Мореале! Кузнец отрицательно покачал головой.. -- Одинаково. - Но, - возразил Глиндон, немного смущенный, - Виола не из моего круга. .. Все заседания уже хронически представляли собою пустыню. В комнате было как-то неуютно, пусто и веяло чем-то монашеским, одиноким. У него есть шампанское, сигары, есть остроты, а все остальное важно только постольку, поскольку оно его слушает и кормит. бесчинствует. Ему почудилось что-то обидное в этом поступке Ланде, и Молочаев весь съежился, его красивое лицо неестественно искривилось в оскорбительно вежливую улыбку. Густой и глухой голос громко закричал: - Выносите мертвого! Она встала и неслышными шагами пошла затворить дверь, как вдруг тусклая лампа осветила темные и закутанные фигуры беккини. Говорил с мужиками о войне? Что они? Алексей Степанович оглянулся назад и шепнул: -- Вы об этом всё-таки поосторожнее говорите на улице. Она не договорила и две слезинки тихо скатились по ее щекам. Когда не происходило подобных разговоров, всегда волновавших баронессу, жизнь текла в этой семье спокойно и мирно. Павел Ильич отодвинул от себя бумаги и отклонился на спинку стула, как бы предоставляя другим возможность высказаться. -- сказал сзади чей-то негромкий голос. Было только такое чувство, какое испытывала она, бывало, навсегда покидая место, где прожила много лет, где ко всему привыкла и все полюбила. - Но это, надеюсь, не опасно? - спросил осторожный Мерваль. - Почему это, - спросил один профессор из Болоньи, - трибуна называют гордым? Я вовсе не вижу в нем гордости. - В Венеции, - сказал он, - с этим временщиком можно бы сладить без армии. [27] - Нелепая басня, принятая некоторыми историками. -- И до чего все смирное было. Оно было невелико, но отличалось редким изяществом. -- Ну как на что -- простор необходим, -- отвечал Валентин. Нежная и тайная грусть, которая всегда овладевала им при виде первой, нежной и красивой женской молодости, тихо шевельнулась в нем. Блеск люстр отражался в натертом воском полу, на мраморе колонн и светился в возбужде-нных глазах танцующих. Высоцкий показался ей необыкновенным, совсем не похожим на других знакомых мужчин. Было светло. Они рядом неслись по улице, сжав в руке револьверы, и улица неслась им навстречу, мелькая в темноте черными окнами, впадинами ворот и призраками фонарей, смотревших на них, как живые. Но ад совсем не честолюбив, и поэтому не исключено, что он окажет поддержку вашему честолюбию. С каждой остановкой

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU