Электронные ресурсы Интернета

со всех сторон круглыми загадочными глазами, смотрели на его плавающее вокруг пальто, на раскоряченные ноги в желтых ботинках и на мертвую синюю голову, медленно погружающуюся все глубже и глубже в холодную зеленую мглу. -- Её муж убит.. Беспомощный наблюдатель, который желал сделать из себя орудие Провидения! Опасности, обступившие теперь тирана, только ускоряют гибель его жертв! Завтра! Восемьдесят голов, и голова той, которая покоилась на его груди! Завтра! И Максимилиан жив сегодня вечером! XIII Завтра! Однако уже наступают сумерки. В кабинете Николаева Мижуев сел на широкий турецкий диван и радостно обвел глазами комнату. Мит-рофан молча вытирал руки о штаны и смотрел на коляску. Как вы знаете, в нашем роду старшего сына всегда нарекали Питером. Его приятель, уже успевший сесть за стол и запихнуть салфетку за борт кителя, удив­лённо поднял брови, не понимая, к чему относится восклицание Аркадия.. Луч исчезает, и все принимает снова темный, прозаический вид; так и он исчез, и внешний мир лишился своего очарования. Нет, тысячу раз нет.. И люди торжественно встречали Митеньку и были готовы предупредить каждое его желание или доставить какое-нибудь развлечение, чтобы дать возможность ему отдохнуть от утомительной службы. -- Ну-с, в чем ваше дело? -- сказал адвокат, с улыбкой появляясь в дверях и, засмеявшись, прибавил: -- Нет, все-таки купцы -- это особая нация: дела на тысячи, но он будет торговаться из-за копеек. И если находился какой-нибудь непорядок, то кричал переднему ездовому, по обыкновению выражая свои замечания в неопределённой форме. Надо вам сказать, Сара, что, когда я расстался с Глиндоном, он решился сделаться алхимиком и магом. Молочаев наклонился и сбоку видел темные блестящие глаза, не смотревшие на него, как будто безмолвно ждущие и что-то таинственно обещающие. -- Почему мне сейчас так необыкновенно хорошо? -- как бы с живым удивлением невин-ности сказал Митенька. Потом, когда эта чужая воля скручивала его, не считаясь с его собственными желаниями, у него портилось настроение и приходило сознание возмутительности такого порабощения. -- И он скрылся. Между тем во всех этих языках была легкая и почти невоспроизводимая особенность, не в произношении и не в выговоре, но в интонации, которая отличала Занони от туземцев тех стран, на языке которых он говорил. Около костра, разведённого из палочек сломанного балясинка, сидели несколько солдат, одетых в австрийские одеяла, и пили чай, обмакивая куски хлеба в кружки. Он посмотрел на нее как безумный. Старшины вошли. Еще больше волновался актер. Всего неделю тому назад я поступил сюда простым служащим, и меня определили в статистический отдел. -- Для других постараюсь, может, за это меня отблагодарят -- тоже когда-нибудь поглубже зароют.. Они стали подниматься на лестницу и услышали, что навстречу им кто-то спускается

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU