Электронные ресурсы Интернета

ночь быстро шла к концу. Слуга вошел в комнату и протянул Виоле карточку с текстом на английском языке: "Виола, я должен Вас видеть! Кларенс Глиндон". - Как! - воскликнул Мерваль. Бледный свет утра скользнул по ее чистым линиям и затерялся в мягких тенях полной пышной груди. Валентин не обратил никакого внимания на слова баронессы. Все, что заставило бы улыбнуться англичанку, испугало наивную суеверную неаполитанку. Вот как характеризуются в романе эти два главных его персонажа: "Характер Мейнура сильно отличался от характера Занони. Они прошли в кабинет, где было полутемно от завешенных штор. Я хорошо помню Леопольда Трэверса, когда он служил в гвардии, очень красивого и очень ветреного молодого человека. - Идите, идите! И было что-то такое холодное и непреклонное в его тихом ясном голосе, что Ланде ничего больше не сказал, опустил голову и вышел. -- Это такой народ -- не дай бог. Это подозрение в безразличии к ней товарищей было несправедливо. - Да, жизнь сложная. Она придвинулась к нему, и Глиндон начал свой рассказ. Со всех сторон к дому направлялись пешеходы. Девушка поколебалась, потом покачала головой.. Окна и балконы дворца были наполнены женами и детьми меньших патрициев и наиболее богатых граждан. Для этой сделки, разумеется, нужно мое согласие, а я его дать не могу. Кельнер стоял молча и уже начинал изумляться.. Наконец, сделав над собой сверхъестественное усилие, он произнес: - Жениться?! - Да, жениться. - Этак вы всю жизнь проспорите. -- Нельзя. "Неужели она даже не оглянется?" -- подумал он. Но сейчас же пришла мысь, что неловко выйдет перед Валентином, который уже, наверное, набрал покупателей, взбаламутил людей. - Разве ты не говорил мне, - сказала она, - и о великом Марии, который не был благородным, но от которого вести свой род надменнейшие Колонны почли бы счастьем? Разве я не вижу в тебе человека, который затмит могущество Мария, не запятнав себя его пороками? - Упоительная лесть! Милая предвещательница! - сказал Риензи с меланхолической улыбкой, - и никогда твои ободрительные обещания будущего не были для меня более кстати, чем теперь. -- Вам бы за пояс нож, а в руки дубину, -- сказал Федюков, -- вот ваша настоящая роль. - Значит, мы попали в дружеские, хотя и жесткие руки, - сказал рыцарь после минутной паузы.. Судья пристально взглянул на посетителя и слегка покраснел.. Она часто приходит к ним по вечерам и приносит с собой работу. Авенир при встрече со знакомыми говорил: -- Пусть делают, что им угодно, я считаю для себя позором всякое участие, я протестую! Некоторые из единомышленников Авенира даже приходили потом на заседания в качестве простых зрителей.. А луна медленно поднималась над ивой, удлиняя свое отражение на волнах. В самом совете трибуна, возобновленном и преобразованном для защиты свободы, эта свобода была нарушена. О

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU