Электронные ресурсы Интернета

Одновременно в душе Леопольда Трэверса жило смешанное со страхом презрение к вредным новомодным понятиям, которые, по его мнению, грозили погубить родину и положить конец всем безумствам современного общества. Какая должна быть взбалмошная голова у этой женщины! Прийти к человеку, с которым у нее случилось только вчера нечто, от чего она трепетала и он трепетал, и равнодушно сесть и заговорить о каком-то восточном вопросе и о сербах, которых она вдобавок путает с австрийцами. - Приезжайте, милый мой, непременно, вас ждет самый радушный прием. Только у самых берегов росла зеленая осока, таинственно раскачивающаяся над глубиной узкими, как зеленые острые сабли, листьями; а огромная масса воды, полной и свободной, медленно и гладко текла, чистая и широкая. Оставив длинную знойную улицу деревни, Кенелм вышел на отлогий берег реки и рад был немного отдохнуть, наслаждаясь прохладой струящихся вод и спокойным журчанием прибрежных камышей. Это было то самое лицо, которое всю жизнь преследовало Мижуева и которое он ненавидел. Вдруг призрак Занони обернулся, он, казалось, заметил ее или по крайней мере фантом ее "я".. - Ну, что, как дела? - спросил Зарницкий, как автомат, продолжая растягивать и дергать свои ставшие резиновыми губы. Вы идите к ней, - она полюбит вас, я думаю. С Москва-реки сошло солнце, и только противоположный берег её с рядом домов на набережной был ярко освещён. Его рыжие усы топорщились, и глаза пучились на толпу. -- Попу Ермошке да нашим генералам немножко,-- проворчал хмуро рослый солдат, сидевший в стороне. ведь он остается, - сердито отозвалась Зиночка, подвигая Сливину сливки. Он даже нашел бы наслаждение в том, чтобы мучить ее за то, что она не отдалась ему, когда он этого хотел.. Кенелм спустил засученные рукава рубашки, надел куртку и обратился к Джесси: - Ну, мой молодой друг, покажите мне теперь коттедж Уила. - И вы посоветовали? - Нет. Через несколько минут, перескочив через узкий окоп, всадники очутились в части лагеря, которая тоже была оживлена, но совершенно другим образом. Должно быть, подъехал офицер на большой черной лошади, и у офицера было сердитое усатое лицо. Я правда сумасшедший. -- В третьем году горели, -- отзывался кто-нибудь, взглянув на спрашивавшего и опять опуская голову на руки. - тихо ответила Нина Сергеевна и потупилась. Он издевался над Бульвером в своих ранних "Записках Желтоплюша" и повести "Кэтрин". То же огромное, светлое и полное, похожее на мучительное счастье чувство наполняло его грудь и подымало ее в уже нездешнем восторге. - Это такой же мой дом, как и твой. Они помолчали. Инженер был осторожен и не пугал девушку. -- Нет, хорошо, -- сказал Валентин, -- зато видна широта кругозора. - Милая, поймите меня.. -- сказал Федюков, -- но это было помимо моей воли и сознания. Ирена оставила руку Адриана, упала

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU