Электронные ресурсы Интернета

свои военные приготовления, то и она, Германия, прекратит их.. На прощание они дружески обняли друг друга. Лицо по­серело, щёки обвисли и дрожали. -- Черт вас возьми совсем, -- сказал Авенир, столкнувшись в кустах с Федюковым, -- сейчас бы самое время выпить и закусить, а вас угораздило тут с этими штанами. Чекко дель Веккио прежде громче всех ворчал, а теперь громче всех высказывает свое одобрение. Валентин велел Ларьке остановиться и стал смотреть на богомолье, не снимая шляпы. А Тихон прибавлял: -- Около одной чашки прожили со своей старухой, около нее и помрем. Почему? Слепец, разве ты не видишь? Потому что в ее душе все любовь. - как бы вскользь заметил он, жестикулируя только кончиками своих холодных костлявых пальцев. -- Байрон, хороший приятель моего отца. Это, конечно, мешает. Будьте моею!. Он уезжал равнодушный и холодный, как будто тело его уже умерло, а дух был погружен куда-то внутрь, в бездонную глубину одинокою страдания. Одновременно в душе Леопольда Трэверса жило смешанное со страхом презрение к вредным новомодным понятиям, которые, по его мнению, грозили погубить родину и положить конец всем безумствам современного общества. Это ослабит пролетариат, а тем самым и освободительное рабочее движение. Она хотела, очевидно, сказать это как бы мимоходом, не придавая этому никакого значения, но улыбка и взгляд ее, когда она встретилась глазами с Митенькой, были виноватые, робкие, признающиеся. Если же выйти в зал, она подумает, что он ждал ее с определенным намерением, и может оскорбиться. "Виллани! Всегда деятельный на моей службе! - подумал сенатор. - Я не могу сказать, почему отказалась миссис Кэмерон, но она поступила благоразумно и достойно... -- Время такое плохое, тяжелое, что не дай бог, -- продолжал Житников, таинственно понизив голос до шепота. "Нет - нет - нет! Я не могу теперь войти в дом и спросить миссис Мелвилл! Достаточно пытки на один вечер - стоять здесь, на том месте, где. Он пугает только моих врагов! Я восторжествую и буду жить! - И я с тобой, - сказала Нина твердо. -- Что скажете? Посланец передал генералу просьбу командира Пятнадцатого корпуса о поддержке. Днем все тело было полно силы и радости, по вечерам сладко тосковала, чего-то ждала и требовала душа... Ни один пункт его социального положения, предусмотренный в официальных бумагах, не подходил к тому, чем он был в действительности. Он чувствовал, что если бы сказать эту фразу, глядя графине в глаза, то можно было бы оскорбить ее или испугать интимным оттенком полупризнания... -- Ах, свинья какой, -- сказал Валентин, -- что же он не мог подождать? Как бы еще горшки не побил! Ну, что же, надо ехать на извозчике. И на этой мертвой, но освященной историческими воспоминаниями дороге, где еще можно видеть труды Августа, устроившего канал, бывший свидетелем путешествия, так юмористически описанного Горацием, раздавались громкий смех и отрывки дикой песни, которыми

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU