Электронные ресурсы Интернета

мысль исчезала, появлялось кошмарное невыносимое ощущение пустоты, в которой он судорожно барахтался, стараясь ухватиться за что-нибудь и бессильно опускаясь все ниже и ниже. Я сел на поезд, приехал туда и увидел, что лавка как раз подходит для этих молодых людей и работы в ней будет не много. Там он должен был исполнять точно определенную, назначенную работу под строгим присмотром, усмирив, конечно, свою дикую фантазию, и все-таки, если верить истории, пять раз его просили о выходе из оркестра по причине своевольных импровизаций - такого странного и ужасного характера, словно гарпии и колдуньи, его вдохновительницы, раздирали своими ногтями струны инструмента. Они даже не испугались и не бросились в крапиву при появлении экипажа, а только повернули на стук его свои выгоревшие на солнце белокурые головенки. Всякий встречный мужичок говорил с ним как с отцом родным -- и о душе и о чем угодно... Мальчик согласился, хотя ему хотелось идти с братом.. Лавочник опустил очки и, посмотрев через них на Захара, строго сказал: -- Ежели у тебя голова непонимающая, то лучше молчи и не вдавайся в дурацкие рассуждения. Таковы, по крайней мере, были его надежды.. На следующий день, рано утром, он сел на своего черного пони и поехал в дом пастора. Исчезнуть из этого света - это значит жить там, наверху. - Ваше определение превосходно, - сказал Гордон, - и я воспользуюсь им, чтобы оправдать мою кажущуюся неискренность перед кузеном. Неудивительно, что этот в высшей степени прибыльный праздник, еще до истечения половины следующего столетия, показался благоразумному первосвященнику слишком надолго отложенным. Но терпение, Гаэтано, жди твоего часа и не теряй твоей любви к искусству. Адела с испугом встала. Присутствовавших на этом торжестве особенно тронуло одно обстоятельство, ещё более подчеркнувшее доверие, с каким царь явился перед московским народом: нигде не было видно полиции. - Боже избави, чтобы мы вошли в Рим как враги! Позволят ли еще нам войти туда в качестве друзей! Что вы скажете, господа? - Никто лучше синьора Адриана не выполнит этого поручения, - сказал Савелли, - но я не думал, чтобы Колонна надеялся на возможность выбора между сопротивлением и присягой новоиспеченной революции. Не странно ли, что мы, смертные, находясь в постоянном волнении, суете и борьбе, как в естественной нам стихии, мыслим о святости в образах, противоположных нашей действительной жизни, то есть в образах спокойствия? В эту минуту, когда на небе и на земле царит такая мирная тишина, у меня возникло чувство, будто я стал чище, нравственнее, стал подвластен белее высокой морали, чем внушенная мне насекомым, которому вы дали убежище. Луганович шел, чувствуя себя молодым, сильным и гордым, как победитель. -- А, ну в таком случае хорошо, -- сказал Валентин. - Какая же? - Ирония. - Полно, - сказал солдат, - ты первый, кого я охотно

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU