Электронные ресурсы Интернета

Прежде говорили, что я жесток, а теперь признают, что я только справедлив. Я ведь теперь на особом положении, -- прибавила она, мягко улыбаясь, -- потому целый день не ела.. - Р-руку, товарищ!. Кэт, приподнявшись на локте, отчего одеяло соскользнуло и открыло голое полное плечо, указала ему: -- Третий слева.. Ну что же. - Не обижайтесь, юный джентльмен. -- Ну, чёрт их возьми, совершенно невозможно дозвониться. - А потому, послушайте серьезно, - ответил он, - что Семенова этого я давно и хорошо знаю. Из кратера выходил густой дым, а посреди этого дыма виднелось пламя особенной и чудной формы, точно пучок громадных перьев, диадема горы; пламя с изумительными отсветами высоко поднималось и потом падало; оно дрожало, как перо на каске воина, и бросало свет вокруг себя на мрачную почву, производя бесконечные разнообразные тени. -- Я очень рад, что тебя встретил, -- сказал он, пристально, точно стараясь побороть нетвердость взгляда, всматриваясь в Митеньку.. Я не мог расслышать, что он говорил, но она так рассердилась и испугалась, что чуть не закричала... Когда он проходил приемную залу - щеки его несколько горели, зубы были сжаты, как у человека, принявшего твердое и непоколебимое решение. Ф. Разве чувство долга ничего не значит? - Увы, мы так по-разному толкуем долг! От долга в обычном смысле слова я, надо полагать, отступлю не более других. Мижуев чуть-чуть покривил углы рта и вдруг показался ей каким-то массивным, тяжелым и больным. - крякал один из борцов. - Так говорят все тираны, - сказал кузнец дерзким тоном, прислоняя свой молот к каменному обломку - остатку древнего Рима. С Ириной же у него завязались как раз товарищеские отношения. Она бросилась к нему на грудь, стараясь остановить обильно лившиеся слезы. - сухо и коротко рубя слова и как бы подхваченный какою-то силой, продолжал Фирсов. Все стали подниматься. В плену Митрофан совершенно потерял свой дар критики. Кругом были люди, и ее порыв сконфузил Арсеньева. - Уже светает. Смутная надежда, крохотная, явно обманчивая, ни на чем не основанная, но живучая, все-таки шевелилась на дне души. По одну сторону улицы дома были белые, и темные стекла окон блестели голубыми искрами, по другую - стояла резкая черная тень, зубчато ложившаяся на укатанную дорогу. Епископ не отвечал словами, но легкое движение его головы служило Риенцо достаточным ответом. -- А вы знаете, отчего скот падает? -- спросил ветеринар, опять принимаясь перелистывать бумаги. Стремительно и ловко он левой рукой перехватил палку, дернул ее книзу так, что Ткачев едва не упал вперед, вырвал и, оскалив зубы, ударил его поперек лица, по голове и по руке. Выйдя из комнаты, Кенелм через минуту снова показался в дверях и примирительно прошептал: - Не принимайте близко к сердцу то, что я назвал вас самонадеянным дураком и ослом. IV Было уже четыре часа.. Никогда не было

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU