Электронные ресурсы Интернета

Голос его и манеры всегда отличались мягкостью, от отца он унаследовал все его невозмутимое спокойствие - дети и собаки инстинктивно привязывались к нему. И среди всего этого и столпившихся посредине бутылок -- большая глиняная миска сметаны и растопленное масло к блинам. Это был гениальный, но неизвестный композитор; во всех его произведениях было что-то капризное и фантастическое, что не нравилось неаполитанским дилетантам. - Уж не было ли у тебя несчастной любви, что ты с такой горечью отзываешься о прекрасном поле? - С горечью? Почему же! Спроси любую женщину, и она под присягой признает, да еще с гордостью, что всегда была, есть и будет притворщицей. Остались только некоторые бароны и кавалеры, в том числе Лука ди Савелли, изящная светскость которого и саркастический юмор нравились трибуну, да еще несколько второстепенных пажей и слуг. - Ну, теперь к Аннибальди! Кстати, молодой Адриан должен быть у нас сегодня; как я радуюсь за Ирену! - Милая сестра, да! Она любит, если кто-нибудь может любить, как мы, Кола. Такую работу она любила и выполняла искусно... В это время от церкви показались два экипажа. Я расплачиваюсь, я хочу быть отмщен. И, в свою очередь, всем назло, Нина каждый вечер демонстративно уходила гулять с инженером, не позволяя Коле провожать себя. Читатели совершенно не поймут этого талантливого молодого человека, если примут его за такого лицемера, как Блайфил или Джозеф Сэрфес. Таким образом проходили дни и недели, и душа Глиндона мало-помалу привыкала к этой жизни уединения и созерцания, забывая тщеславие и химеры внешнего мира. Потом о Владимире с Валентином забыли и отвлеклись новыми событиями. Женщина раскинулась в гамаке, лениво отдаваясь его ласкам. Далеко, далеко прокричал паровоз: - Гу-гу-гуу?. Остроумие и разнообразные достоинства, изменчивые добродетели, внезапными сполохами озарявшие ум Камилла Демулена, пленяли Глиндона более, нежели любые другие качества в деятелях Революции... - Но меньше всех, по-видимому, человек, который должен был на ней жениться! - Кто? Мелвилл? Как вы можете быть так несправедливы к нему? Он переживал свое горе очень остро. Стало страшно." - наивно спрашивал он себя и сейчас же вспомнил, какие муки переживал, когда Раиса из каприза отказывала ему в ласках. Позвольте мне представить вам, во-первых, моего драгоценного друга миссис Кэмпион, знаменитого мужа которой вы помните. Синьора, примите благодарность несчастного и истерзанного сердца. - Больше не хотите? - спросил он, тяжело дыша. И я говорю, что не хочу быть бароном, если и со мной будут поступать с такой же дерзостью. Смутно отразилось ее лицо, казавшееся там бледным и мертвым. Человек в белом халате, очевидно, врач, набежав на ползших, оглянулся по сторонам и крикнул санитару, волоком тащившему липкие от крови пустые носилки:

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU