Электронные ресурсы Интернета

перед вокзалом, вскоре явился с билетами первого класса. - Да благословит его Бог, - сказал четвертый, - его еще никто не проклинает! - О, помоги нам, Боже! - сказал старик с длинной седой бородой, опираясь на свою палку. Ирина, не желая спорить, не возражала, но внутренне чувствовала в этом какую-то неправду. На душе у него было совсем скверно. - Да.. И тут десяток голосов кричало: -- Не трогай, пущай горит, а то хуже шапки летят. Но мнения их спрашивали меньше всего. ну что в самом деле!. За поднявшимся грохотом деловой жизни выстрелы с окраин не всегда были слышны, а когда долетали, вызывали уже только гнетущую бессильную тоску у одних, любопытство у других, усталую злость у третьих.. Но у него выработалась звериная привычка быть всегда начеку и даже без всякой видимой причины замаскировывать направление и цель. Когда ты вошел, я думала о нашем ребенке. Это - арест и прочее - могло быть, но не было.. -- Нам цветочков не нужно, там есть получше цветочков,-- мрачно возразил Захар. - Что это за тайна, окружающая вас? - спросил Глиндон, не будучи в состоянии удержать своего волнения. XLIV Приехали на хутор. Никто не обязан сам себя обличать. Жоржа переводят в Петербург. Но при этом он сохранял всегда удивительное спокойствие, как будто был прочно уверен, что, когда придет момент, он уедет куда нужно, оставив без всякого затруднения и сожаления то место, где он жил.. -- Сейчас подкрепимся, а потом на болото, -- говорил Александр Павлович. Ни одно слово, ни один взгляд не показали в этот день Глиндону ужасной перемены, превратившей ее привязанность в ненависть.. На улице горели огни, непрерывной черной толпой шли по тротуарам люди, проползали, точно приплюснутые к земле, автомобили, четко пролетали рысаки и экипажи. Там, посреди этой темнеющей и бесплодной области, возвышалась зловещая и мрачная Огненная гора. Для меня не будет "слишком", если я возьму да и расскажу Опалову, что меня мучает, а вы в этом видите "слишком": вам кажется, что, откровенничая со мной, вы снисходите! Вам, пожалуй, уже и стыдно своей откровенности? Ведь правда? Тон Подгурского стал дерзким, и какая-то непонятная мстительность зазвучала в нем.. Адриан рано обнаружил необыкновенную в те времена склонность к умственным занятиям и усвоил многое из того, что было тогда известно относительно древнего языка и древней истории его родины. Видно было, что этот человек весел, приятен в хорошей компании и умеет хорошо и со вкусом жить. Кенелм очень скоро навел хозяина на предмет, которому глубокий мыслитель посвятил столько размышлений... Один раз Ирина спросила у него: -- Почему вы никогда не жалуетесь? -- На что? -- Хотя бы на свою боль. -- Ах, жалко, Владимира нет! Он понимает толк во всем этом. -- А не велики ли штаты? -- сказал Митенька, остановившись сзади подслеповатого чиновника. Система, мистер Трэверс,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU