Электронные ресурсы Интернета

или глупы, но и в том и в другом случае остаются итонцами, Государственная школа способствует созреванию таланта, но душит гений. До слуха его доносились умоляющие слова ее - Miserere Domine, смешиваясь с топотом копыт его лошади на звонкой мостовой... Прошу вас помнить, что заря жизни сына - пора, серьезная для отца, и нельзя губить дело в зародыше. Значит вы, как это часто бывает со мной, чувствуете, что есть второе, вероятно подлинное я, глубоко скрытое под тем, которое мы показываем свету - это может быть лишь простой маской, - но тем, которое мы обычно признаем своим, даже когда находимся наедине с собой; внутреннее, самое заветное я, которое так отлично от другого и так редко выходит из своего убежища, но если выходит, то заявляет свои права на владычество и затмевает другое я, как солнце звезду! Если бы Кенелм говорил таким образом с каким-нибудь умным светским человеком, например, с Майверсом или с Гордоном, они, безусловно, не поняли бы его... Что Стефан Колонна? - Возвратился в Рим и принял присягу подданства; Савелли, Орсини и Франджипани все подписались в своей покорности "доброму государству". Вы будете представлены Сесилии, и если она произведет на вас такое же благоприятное впечатление, как на меня, почему бы не попросить отца и дочь навестить вас в Эксмондеме? Девушки начинают больше интересоваться мужчиной, когда увидят дом, который он может предложить им, а Эксмондем - привлекательный уголок, живописный и романтичный.. Поэтому нужно бы было просто отойти и ждать этой единственной. Ланде поправил фуражку и спокойно сказал: - Не очень. - тем же тоном ответил Луганович. - Клянусь священными музами, - вскричал Кенелм, - это та самая собака, которая носит оловянный поднос. - Но почему Трэверс вдруг почувствовал нерасположение к бедному Кенелму? Он прежде относился к нему довольно хорошо.. Все обычаи, все нации, все слои общества были ему знакомы. Впереди ехали, по шести в ряд, встречавшие сенатора римские всадники с оливковыми ветвями в руках; каждой сотне их предшествовали знамена с надписью: свобода и мир восстановлены. И выступило тихое и легкое, радостно-нежное чувство. И как счастливы мужики, имеющие перед собой небольшие клочки, которые требуют от них точного и определенного труда. - жалобно прошептала она. - Я никогда не пью его, - сказал Уэлби, - иначе, как в обществе кого-либо из моих друзей.. Правды искать идут, а правды-то нигде нет. -- прибавила она, слегка покраснев. И она опять сощурила глаза, закусив губы; но сейчас же не спеша, но решительно прибавила: -- Нет, знаю. Николай Александрович, выдержав искушение, дотерпел до конца обеда, и, когда лакей в белых перчатках показался в дверях огромной столовой с таинственно завернутой в салфетке бутылкой шампанского, он, вынув заложенную за борт сюртука салфетку, положил перед собой на стол газету,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU