Электронные ресурсы Интернета

заговорил он, дотрагиваясь до его рукава, - вы нарочно это устроили: я по вашим глазам видел!.... Неужели вам все равно?. Он тяжело вздохнул, отошел от окна и, мягко улыбаясь, сказал Доре: - Быть может, это последнее утро, которое я встречаю. Народ для вечерних хороводов и игры в горелки собирался из ближних деревень на обрыв, ближе к реке, откуда были видны освещенные косыми лучами луга и широкое спокойное пространство реки. И Митеньке показалось хорошо, в его новом состоянии, жить в таком отрезанном от мира месте. Проехал дюжий фермер, отправлявшийся на рынок в своем шарабане. - Проклятый и отверженный! - прервала женщина. Альманах первый.. В канаве ещё билась лошадь, лежавшая кверху ногами. Но теперь все его способности, энергия, воображение, ум - сосредоточились в этом пункте; патриотизм его, бывший до этих пор призраком, получил жизнь и силу страсти, которая постоянно была воспламеняема, упорно поддерживаема и благоговейно освещаема местью! II ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР Прошли годы - и смерть римского мальчика, среди более благородных, но менее извинительных убийств, скоро была забыта; - ее почти забыли даже родители убитого в возрастающей славе и в успехах их старшего сына, - но не забыл и не простил ее этот сын. Так было сделано и теперь. Все поднялись, чтобы отправиться в сад, и только тогда действие вина, выпитого ими, дало себя чувствовать. "Босяки! - подумал Лавренко.. Понемногу она забыла, стала весела, вошла во вкуси роскоши и привыкла к ней. Для него, невинного в преступном покушении его родственников и товарищей, вся сцена ночи и утра казалась не более, как обидой и унижением. Конечно, он больше всего боялся слез и сцен разлуки, но, пожалуй, ему было бы приятнее, если бы Нина безумствовала от горя. Дора торопливо встала и пошла в переднюю. Видно было, что он ужасно боится, как бы его не прогнали. - Кенелм вспомнил, что Лили назвала книгу Исаака Уолтона жестокой, и, тихо покачав головой, пошел к дому. Она прижала письмо к своему сердцу, и лицо ее просияло. -- Это все Захар. На него тоже посмотрели, соображая, куда это он снарядился. - Это меня совсем не удовлетворяет, Уил, - ответил Кенелм, - и, так как я помог вам соединиться, я считаю себя вправе сказать, что никогда не сделал бы этого, если б знал, что вы так мало доверяете вашей жене. - спросил он куда-то внутрь своей молчащей души, и вдруг прилив злобы, беспредметный и бесполезный, потряс все громадное тело Мижуева, и сквозь почти безумное страдание, длившееся один бесконечный момент, он упал в пустую холодную дыру, в которой уже не было ничего, кроме бесконечной усталости. -- Разве еще до сих пор не готова?! -- Черт его знает.. Дама, к которой Нина обратилась с этими словами, слегка покраснела и отвечала: - Мы рассуждали о том, синьора, что если бы трибун был теперь здесь, то его обет рыцарства подвергнулся бы испытанию.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU