Электронные ресурсы Интернета

- Если его восстановят в Риме, то разве это будет противодействовать твоим планам? - Гм! Не знаю - но потребуется глубокое размышление и искусная распорядительность. -- Как о вас доложить? -- спросил он приезжего. На завалинке в этот раз около Софрона сидели: Фёдор со своей вечной трубочкой-носогрейкой, доброжелательно ко всему прислушивавшийся Фома Коротенький в зимней шапке, тут же был Захар Кривой, как всегда озлобленный и возбуждённый, потом ещё кой-какой народ.. Взяв "Таймс", он вскрикнул от удивления, искреннего или притворного, и прочел вслух выдержку из передовой статьи о предстоящих переменах в министерстве. Горячая волна нежности и потребности ласки прошла по всему телу ее.. Легенды и сказки Джионетты служили только для того, чтобы дать лучше понять ребенку смысл этой таинственной гармонии. Но мы, писатели, переживаем истинное воскресение ещё и потому, что наши уста отверзлись. Ночевавшая у нее Соня открыла глаза и, не двигаясь, маленькая и щуплая под сереньким одеялом, посмотрела на нее пытливо и серьезно, как будто знала и обсуждала то, что в ней происходило.. ей показалось, что преграда поднимается между нею и любовью. Сережа, дом, отец - все бессильно мелькнуло в ее голове и исчезло. Сами недостатки ее характера возвысили тот идеал любви, который она себе составила. - А, конечно, мутят. ничего.. Он по своей партийности был здесь необычным гостем, и его присутствие как бы подтверждало тот порыв к единению, какой охватил общество. А во-вторых, он, собственно, сделал свое дело подготовки разрушения; теперь идол сам упадет при первом дуновении ветра. Какой должен быть ураган бесконечных звуков; а нам чудится торжественная тишина!.. Кроме того, сегодня к двум часам у меня соберется большая компания детей, и будет весело. -- сказал грустно Федюков, провожая гостя. .. - всегда был расположен к вам, Фирсов. Он сделал около пятидесяти шагов, когда вдруг остановился: непонятный, необъяснимый ужас, который до тех пор посреди всех этих опасностей не мог овладеть им, наполнил теперь все его существо. Владимир, чтобы скорее перейти к более существенному, подошел осторожно к Валентину, сидевшему в кресле между схватившимися -- профессором и Авениром, -- и тихонько спросил его: -- Суть дела-то будет? А то, брат, я этой чертовщины не понимаю.. Уйдите отсюда, - на вас это ужасная обстановка повлияла! - Куда идти-то? - издевался Ткачев. Дело, конечно, было не в убытках, -- потому что не нынче-завтра поедут к Владимиру, продадут имение и через несколько дней будут на Урале, -- дело было в принципе, в том, чтобы дать почувствовать, что они имеют дело не с пустым местом, а с Дмитрием Ильичом Воейко-вым, и что он, пока жив и никуда еще не уехал, ни одному человеку не позволит каким бы то ни было образом.. Он с усилием приоткрыл свои бе­лёсые ресницы и едва слышно прошептал: -- Тринкен. Пане нравится беседовать с ним. Он машинально вышел на крыльцо и долго

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU