Электронные ресурсы Интернета

выжали кверху, и безумно копошащейся кучей тел, рук, голов и воспалившихся бешеных глаз обрушилась вниз на городового и человека в синей рубахе.. - с каким-то жгучим наслаждением повторила она, лежа на кровати и судорожно крутя угол подушки злыми, нервными пальцами... Прикажете проводить вас?. Он пытался заговорить, но голос ему изменил. от Пятнадцатого корпуса мы о?тр е?з?а?н?ы.. Это может быть уважительной причиной, чтобы простить ему недоимку или назначить пенсию, но это вовсе не причина, чтобы позволить ему и дальше разоряться самому и разорять мою землю. Очевидно, приходилось уходить самому инженеру. В сарае было темно, пахло сеном, соломой и дегтем, и шевелились на перемете потрево-женные голуби. - Я думаю, голубь мой! - раздумчиво ответил Лавренко, погружаясь назад в кресло всем своим толстым, пухлым телом.. -- Я рада, что не ошиблась в вас, -- проговорила она, видимо отвечая на его слова, а не на пожатие руки, и прибавила с внезапным порывом нежности и сожаления: -- Как бы я хотела помочь вам осветить вашу темную, гордую душу (а темная она от неверия и гордости). -- Я думал об этом, но боялся испугать вас крайностями. Он узнал Ирину, её взволнованные нетерпением глаза, смотревшие на него из-под чёрного покрывала, концы которого закидывало ей на голову и трепало ветром. Всякое обращение к ней домашних раздражало ее. -- Это как есть. - О, Господи! - страдальчески вздохнул Ланде. - губы Лавренко слабо вздрогнули, - тоже расстреляли. Я ожидал вчерашнего празднества, как прекрасного случая представить тебя твоим будущим избирателям.. пока не начала молиться, чтобы Вы не любили меня слишком сильно. Без сомнения, они многое не могли сообщить ей; науки к тому же не были в моде, как теперь; но случай или природа благоприятствовали молодой Виоле. Тяжело двигавшиеся обозные фуры сворачивали и объезжали мостик. I После суровой снежной зимы с ее метелями, сугробами и заносами пришла наконец весна. Господь да благословит его и.. -- Вот и помер. Мальчик умирал, и это сразу было видно, и жаль было смотреть. А никакой характер не может быть тверд и солиден, если расширяет свою поверхность за счет подпорок.. - Шут гороховый! - Оставь, Вася! - сказал Ланде просительно. Одному богу известно, сколько других знаменитых имен собирался Кенелм Чиллингли прибавить к этому перечню, если бы певец не перебил его: - Как!? Все эти великие живописцы были и поэтами? - Настолько хорошими стихотворцами - особенно Микеланджело, величайший из живописцев, - что они приобрели бы славу поэтов, если б, к несчастью для этого рода славы, ее не затмила сестра поэзии - живопись. -- говорила она, краснея. Интересно было стать в церкви так, чтобы видеть его. Думали, очевидно, потом и скат к нему приделать, чтобы можно было хоть въехать на него, но не собрались.-- Но вот -- великий час настал, и

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU