Электронные ресурсы Интернета

Видно было, что этот человек весел, приятен в хорошей компании и умеет хорошо и со вкусом жить. В этом, и может быть в самом прощении, Риенцо сделал роковую политическую ошибку, которой никогда не допустили бы мрачная проницательность Висконти или, в позднейшие времена, Борджа. - Вот-вот! - И эти крылья, которых вы прежде в себе не ощущали, как бы затрепетали и забились о проволоку клетки. - Вася, ведь я знаю, ты верил! - с мукой говорил Ланде. Вот! Андреев неожиданно встал и взялся за фуражку. - Но послушайте, очаровательная синьора, вы преувеличиваете мою власть, я не могу освободить Риенцо, он обвинен в восстании, он отлучен от церкви за ересь. VI Марья Николаевна сидела на открытом окне и пристально, задумавшись, смотрела на длинную улицу, освещенную по одной стороне зеленовато-голубым светом луны и глубоко-темную по другой. Ольга Петровна не приняла своей ноги. И, оглянувшись на обе стороны, торопливо снял двери с петель и бросил их в малинник, чтобы прийти за ними, когда стемнеет, так как неловко попасться с ними барину: чай пить ходит, а ворует, как послед-ний сукин сын. -- Совсем вернулись? -- Да, совсем. Шторы побелели, и за ними послышались первые слабые и одинокие звуки жизни. Короткая странная судорога пробежала по желтому лицу Степана Иваныча, и Мижуев вдруг понял, какая бесплодная и мучительная борьба уже была в нем.. Коля Вязовкин угрюмо молчал и даже не вздыхал.. В своих критических суждениях, поступках и образе мыслей он сделался настоящим реалистом. С голыми руками в наше время ничего не сделаешь! - Ну, да, - сказал в темноте голос Паши Афанасьева... Более высокая и изящная, была одета в темно-голубой плащ, (здесь это необходимо заметить), богато вышитый серебром, цвет и фасон были редки во Флоренции, но обыкновении в Риме, где женщины высшего звания носили одежду чрезвычайно светлых цветов и широкую, не похожую на простую и узкую одежду тосканского покроя. Но что за беда, если оно оставляет на нас приятные следы! Когда я встречаю вас опять, передо мной встает моя молодость: я вижу друга моей юности Каролину Бразертон, теперь леди Чиллингли, наши прогулки с ней, разговоры о венках и бальных нарядах, мечты о пока еще неведомых мужьях. Минута величайшего раздумья овладела Лавренко: ему вдруг стал противен человек. Казалось, что всем этим торопливым промокшим людям до смерти надоело жить, и живут они только потому, что давно махнули рукой на дождь, на серое небо, на холод и слякоть и уже не замечают их. -- Ты знаешь,-- вдруг в волнении проговорил Савушка,-- я сейчас едва сдерживался, чтобы не дать по физиономии этому франту, который сидел за соседним столом.. К Валентину теперь особенно часто приезжали приятели, чтобы захватить его, пока он не уехал. - повторила она серьезно и строго, как всегда, но в голосе ее было что-то сладкое, как песня, и нежное. -- Верно! -- воскликнул, почему-то

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU