Электронные ресурсы Интернета

жизнью в большом свете, который - увы! - повинуясь долгу жены и матери, я давно оставила, хотя жертвы мои мало оценены. Предшествуемый предупрежденным лакеем, ой шел мимо закрытых однообразных дверей отдельных кабинетов, за которыми слышались возбужденные голоса, обрывки пения, смех, звон стекла и звуки расстроенного пианино. Дикая и странная смена чувств и ощущений была в ней: минутами - ужас перед тем, что было, минутами - потрясающая радость. Когда появились пулеметы, издали похожие на черных сердитых жуков, и на таком расстоянии, куда не хватали револьверные выстрелы, вдруг ставшие совершенно бесполезными и ненужными, начали стрелять по баррикаде, вдруг все поняли, что все кончено.. - Вот как? - А я нахожу в ней кое-что. Чего я хотел добиться? Можете вы сказать? Нет! Ну так я откровенно объясню это вам: я хотел добиться презрения Стефана Колонны.. -- Так какого же вам чёрта надобно? -- крикнул он на баб. Если бы он был менее смел, то нобили были бы более строги к нему; но теперь они, естественно, воображали, что такая свобода речи должностного лица Святого престола произошла не без согласия папы и не без одобрения народа; люди, не считавшие, подобно Стефану Колонне, слова ветром, не взяли на себя обязанность наказать человека, голос которого, может быть, есть не более как отголосок желаний первосвященника. Ложись спать. -- Не нужно? Ну, черт с тобой.. -- Ну, так что же? -- спросил Митенька.-- Потому что все требуют скорейшего наступления. Лощина под усадьбой дымилась от утренних паров и вся блестела от обильной росы. Лили повернула направо, и они спустились с пологого берега ручья. - Римлянка! Знайте, монсиньор, что я с умыслом называю себя неаполитанкой. Никто почти ничего не делал, а ездили, пили, спорили, наслаждались безграничностью русских просторов и ни о чем не думали. Я мог бы открыть тебе, юноша, много тайн прошлого, которые сделали бы тебя оракулом школьного знания. И как только накрывали на стол, так и начинали искать и собирать друг друга.. - Лизавета Павловна. Ну и хорошо!. Люди длинной цепочкой все больше и больше отбегали в сторону от дороги и залегали, и перед каждым из них скоро оказались кучки накопанной ими земли. Огненная лава переступила границы кратера и пролагала себе дорогу по извилинам горы. Я сплю, а он говорит. -- Восстанавливает и возвышает, в особенности у нас, у русских. Каждый как бы по невольному и непреодолимому побуждению, положил руку на свой меч, повторяя эти слова; некоторые обнажили свои клинки, как будто сейчас уже готовы были идти на битву. С минуту они смотрели друг другу в глаза, и в течение этой минуты бесследно растаяла и исчезла та, казавшаяся такой прочной и искренней, связь, которая столько лет связывала их.. При взгляде на нее у всякого мужчины рождалось острое и требовательное представление о каких-то невозможных сказочных наслаждениях.. Я принес вам письмо Терезы де Фонтенэ. - Прекрасная

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU