Электронные ресурсы Интернета

потом вспомнил, сколько мелочей и ужасов поместилось в этом промежутке времени, и ему показалось, что вчерашний день, проводы Зиночки, кошка, что кралась по забору, доктор Лавренко все это было когда-то давно, в невозвратимой вечности.. Кенелм напряг зрение и увидел вдали девочку, которая подбрасывала что-то вверх - он не мог различить, что именно, - и подхватывала предмет на лету. (Прим. - Ладно. -- Да куда приехали-то? Ларька не отвечал и оглядывался по сторонам, как бы соображая, куда действительно приехали. Верю! Ланде замолчал в сильном волнении, нервно улыбаясь, светя глазами, влажными и блестящими, и ломая худые, слабые пальцы. Митенька внимательно, как бы с интересом посмотрел некоторое время на Настасью.. - Нет, именно в этих словах!. Сегодня же напишу в Лондон о твоем отъезде, и, надеюсь, через неделю все будет готово. - Да что вы все охаете, доктор? - досадливо спросил он, выпуская его руку. -- А ты жизнь понимаешь? -- спросил Валентин. Все, повернув головы, с затаенным дыханием смотрели в том направлении и ждали. Тут я должен прервать свое письмо.. В эту минуту, к счастью для всех - особенно для читателя, потому что Кенелм уже сел на своего конька: различие между психологией и метафизикой, душой и умом, с научной и логической точек зрения, - в комнату вошла миссис Кэмерон и спросила его, как ему понравилась картина. Но я понимаю его, он слишком хорош, чтобы оставаться здесь. Но когда из протокола выяснилось, что прошли все предложения консерваторов, тут сразу поднялся шум. - Домой, друзья! И знайте, - прибавил он с некоторым достоинством, - что вы очень оскорбляете нас, если думаете, что мы участвуем в дурных делах орсинистов или подчиняемся единственно своим страстям в распрях между их домом и нашим.. Заходило солнце, в лощине у пруда уже легли длинные тени, от дороги, шедшей через сад, запахло отяжелевшей к вечеру пылью, и красные закатные лучи солнца пробивались сквозь листву сада, среди которой на макушках желтели и краснели созревающие груши и яблоки... Все, переглядываясь и не зная еще, что она скажет, уже заранее улыбались. -- Не зажимайте рот оратору. А когда им задали вопрос, какого они мнения держатся в данном случае, купцы только переглянулись и ничего не сказали. Глеб говорил это, а в глубине его сознания шевелилась тревожная мысль о том, что всё вышло слишком просто и доступно. - Сударыня, - сказал Кенелм, - не жалейте, что вы впустили меня, и не думайте обо мне дурно, если я признаюсь вам, что стал, к сожалению, причиной несчастного случая с вашим сыном. Лавренко машинально выдвинулся вперед, опять отер платком лоб и, ничего не видя перед собой, кроме стены черных сюртуков, синеватого тумана и светлыми пятнами расплывающихся в нем разнообразных лиц, заговорил: - Господа, как представителям всех руководящих слоев городского общества, я заявляю вам,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU