Электронные ресурсы Интернета

эту преграду, за которой молодая женщина скрывала то, что ей, может быть, было свойственно как женщине. Продолжай, прошу тебя, кавалер, у меня нет секретов от моего родственника. Ей было неловко и стыдно чего-то, хотя она и старалась уверить себя, что все в ее поступках и словах - красиво и мрачно. Они прошли уже три этажа, а Алексей Степанович, притворившись слегка подвыпившим, всё продолжал идти и беззаботно болтать. - И Колонна передал какой-то свиток своему родственнику. Как бы в ответ ему, посередине деревенской улицы взвились со свистом пыль, щепки, и, вместе с оглушающим резким ударом, что-то засвистело по всем направлениям. Например, те же Федюков и Авенир терпели органическое отвращение ко всему тому, что носило в себе просто характер дела и лежало вне плоскости принципов. Они шли и ехали на подводах в город с провожавшими их жёнами. - Она тоже поэма? - Нет! Это не приходило мне в голову.. Тогда можно было видеть, как он вздрагивал, будто очнувшись от сна, бросал вокруг себя, как бы извиняясь, быстрые и испуганные взгляды; потом с потерянным и униженным видом возвращался к должной игре. Федюков после нелепого случая с ним вдруг почувствовал к профессору почти восторженную любовь. Еще удар и еще - все они были отражены, но остались без ответа.. - И моя справедливость больше не будет слепой; к твоим услугам, добрый Нико. Ланде перепрыгнул канаву и, вскочив на карниз, молча обнял мать. Потом точно кто-то линейкой провёл по частоколу. Авенир при виде кустов стал проявлять нетерпеливость. - сказал он, возбужденно оглядываясь по сторонам. Вдруг что-то случилось. - Я желал бы, благородный синьор, чтобы вы приехали несколькими часами раньше, нам еще до сих пор весело от воспоминаний - ха, ха, ха! - О, превосходно, - вскричал Стефанелло, присоединяясь к этому хохоту, - наш кузен много потерял. таких поискать. Его слова соответствовали теперь торжественности момента, и размышление о характере и глубинах русского народа было также уместно. И когда к дверям кабинета председателя подходили какие-нибудь делегаты, то Иван Федотыч уже прямо направлял их к комнате N 10. Ланде, бледный и. К чему этот фарс мальчишеский?.. Рационально, мой юный друг. VII Глеб в самом деле переживал трудное время. - Как вас воспитывали?. -- Ну, хорошо, хорошо, я тебя не браню, только ты, пожалуйста, засыпь ямы, а то, правда, кто-нибудь шею сломает.. - Что надо делать? - Господин рыцарь, - отвечал Риенцо, - давайте поймем друг друга. * * * Часа через два хотели причалить к берегу, но Авенир закричал: -- Поедем дальше, около лесничего остановимся. Господа! Вы ужинаете со мной сегодня вечером. Он тряхнул тяжелой головой и с глухим, мертвым чувством в груди, как бы принимая на одного себя какой-то тяжкий крест, вышел на крыльцо.. Главный же удар предполагалось нанести в окрестностях Сольдау силами армии Самсонова.--

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU