Электронные ресурсы Интернета

его торжественным видом, Николай Александрович не спеша надел на своей орлиный нос пенсне, развернул газету и, держа ее несколько поодаль перед собой, громко и торжественно прочел: "Ответ государя императора на телеграмму сербского королевича Александра", -- и, остановившись, опустил газету и оглянул всех сидящих за столом. X ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПИСЕМ ЗАНОНИ К МЕЙНУРУ 1 "Ты ничего не говорил мне об успехах твоего ученика, и я боюсь, что обстоятельства так различно сформировали ум поколений, к которым принадлежим мы, и ум искренних и эксцентричных детей сего века, что все твои заботы и самое тщательное руководство не будут иметь успеха, даже если тебе и попадется неофит с более чистым и возвышенным характером, чем тот, кого ты принял под свою кровлю. Я собирался сделать выбор, но Занони подал мне другую, рукоятка которой, искусно вырезанная, свидетельствовала о ее древности.. там острые когти самопрезрения обдирали душу до крови и казалось, что его сердце висит окровавленными клочьями. Если же под руку подвертывалось что-нибудь и кроме оси, он, подумав, откидывал и это, рассуждая, что если барин с телеги готов снять и последнее отдать, так то, что без дела валяется, он и подавно отдал бы. Давайте вина ей. Будущее! Когда нам надо будет опасаться его, я взгляну на небо и вспомню о Том, Кто руководит нашей судьбой. Время от времени он оправдывал свою славу отличного боксера - чаще всего это случалось, когда какого-нибудь щуплого студента обижал здоровенный молодец. -- Ну, молодец, что заехал! Лёгок на помине,-- говорил Авенир, вводя гостя в комнату и суетясь около него. "А, впрочем, что ж. гробом, он именно тот враг, с которым встретиться жаждет моя душа! Ум его достоин того, чтобы бороться с умом Монреаля. - Ах, мисс Мордонт, вам не следует завидовать ей. Они были близко друг к другу. Он снял руку с плеча отца и пошел один вдоль ручья, забыв об удочке. Я почти забыл, что ты присвоила мою роль - я обвинитель! Женщина! Где мальчик? Не уклоняйся, не увертывайся! Не лги! Ты украла! - Я.. Ты властелин моей судьбы, она не может противиться тебе. Старуха смотрела на него круглыми, странными и страшными глазами. Шляпы на Боулзе не было, а его светло-каштановые волосы мелко курчавились. Наденет немецкую шинель, ни дать, ни взять -- немец. Скажите, куда мне приклонить голову и что мне делать? У меня нет никакого дела. Как известно, с конца 20-х годов Пушкин обдумывал план романа о жизни современного ему дворянского общества, и "Пелэм" пришелся тут как нельзя кстати. - Иды наступили, но еще не прошли! - Если он астролог, то вы не Цезарь.. Пулемётчик, залегший в канаву, водил пулемётом, точно поливая из него, и руки его дрожали, сотрясаемые полным ходом работающей машины.. И он сказал это с искренним убеждением и часто повторял потом все с таким же убеждением..

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU