Электронные ресурсы Интернета

Мижуев кивал головой, но многих из них вовсе не знал и не помнил, видел ли когда-нибудь раньше. -- А я боялась, что другой дорогой поедете. -- Ну, проворней, проворней, -- сказал Авенир, стоя на берегу в своей синей блузе и старой широкополой шляпе. - Вы желаете, чтоб мой друг испробовал этого вина? Не забудьте, что не все могут пить его, как я, безнаказанно. - Я признаю их справедливость, и только, а выгодны они или невыгодны для нас - это другое дело. В усадьбах тоже было тихо, пустынно. В чертах и выражении лиц на всех этих портретах преобладал один фамильный тип - черты резкие и смелые, выражение открытое и честное.... Что-то странное делалось с Лугановичем: он дрожал от нетерпения скорее обладать этой красивой женщиной, но чувство неопределенной гадливости росло в нем. Она должна выбрать меня. - Ах вы, "хотя-хотя"! - передразнила его Зиночка со слезами на глазах... К тому же Луганович совсем не знал Москвы. С берега кричали на борт, с бортов на берег, перебрасывались цветами, которые резким ветром относило в воду. И чем больше людей и учреждений посылало такие телеграммы, тем большее количество людей оказывалось вынужденным сделать то же, чтобы их молчание не было понято как проявление холодности и отсутствия патриотизма. Повозки наезжали на повозки. -- Нет, от Сомовых к Владимиру, -- донеслось в ответ.. Наши предки имели в жизни одну цель - сокровенное знание. -- Что вы, господь с вами, да мы и так премного благодарны, -- говорили мужички. - Нет, брат, - засмеялся Коренев, весело скаля белые зубы, - нам с ним один день, а там-фью!.. Я знаю, что в наше время война освящает всех детей своих; но прочное положение при дворе императора или почетное примирение с вашим рыцарским братством были бы лучше. Делать золото - вещь легкая, еще легче делать жемчуг, рубины, алмазы. И благодаря этому вокруг дома не было ни одного дерева: большие порубили, а маленькие поломали.. Пусть это будет моим и их извинением, если любовь Адриана возникла слишком внезапно, а любовь Ирены - слишком романтически. Мысль его ушла слишком далеко. - Оставьте!.. Священник в остроконечной выцветшей шапочке, оглянувшись на него, протянул руку со сложенными для благословления пальцами и, взяв кадило, поправил движением плеч старенькую, короткую по его росту ризу. И эта, проникающая против воли в душу, просьба, обращаемая к кому-то невидимому, производила странное, почти страшное впечатление. Если и вы останетесь здесь, позвольте ему видеться иногда с вами. Но жажда откровенности непреодолима! Сколько раз он думал про себя: "Если бы я мог открыть мое сердце, мое страдание смягчилось бы". Он проснулся рассеянный и усталый, взглянул на свое полотно, и ореол величия, казалось окружавший его, уже исчез.. Лампа или свечи, прозаический свет для прозаических глаз и ставни, закрывающие луну и звезды! - Благодарю вас, сударыня, пока еще не надо, - сказал он. Там ее поэзия находила свой голос,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU