Электронные ресурсы Интернета

увлекаться подлинной женщиной? - Подлинной женщиной? Я никогда не встречал такой, никогда не встречал женщины, которая не притворялась бы с той самой минуты, как ей велели быть паинькой, скрывать чувства и лгать - если не словами, то лицом. -- Господи боже мой, какая же это непроходимая безнадежность! -- сказал хозяин, сложив руки на груди и глядя в упор на Настасью.. Проходи!.. Штайнера "Как достигнуть познания высших миров" в главе "Жизнь и смерть". Небольшой мой отряд, дисциплинированный наилучшим образом, может сделаться, когда только я захочу, самым многочисленным в Италии. - Вы несправедливы по крайней мере к мистеру Эмлину, потому что он первый сказал мне: "Лили Мордонт - это поэма". При такой постановке вопроса даже старейшее дворянство не могло сочувствовать Авст-рии, хотя многих, кроме личного горя Франца-Иосифа, трогало в нем то, что он царствовал еще во времена Александра II. Короткая юбка ее шелкового платья, синего с белым горошком, доходила внизу до того места, где кончались ее высокие зашнурованные желтые ботинки. Ланде спокойно поднял голову и посмотрел на них. - Глупая ты еще, Сонька!. Каковы бы ни были намерения Занони, заставлявшие его осматривать окрестные места, все они были связаны с одним могущественным желанием, и каждый день, который он проводил в обществе Виолы, усиливал и подтверждал это желание. И не потому, что хозяин был особенно строг. Встретившись на днях с твоим поверенным, мистером Уайнингом, я узнал от него, что ты давно таил желание, которым твоя деликатность не позволяла тебе поделиться со мной, чтобы я, как наследник, имеющий на это право, согласился вместе с тобой уничтожить майорат. -- Нашел все-таки? -- Да. -- Приберегай, приберегай товар! Продать всегда успеешь,-- говорила старуха мужу и стучала палкой о пол. КНИГА ТРЕТЬЯ ГЛАВА I Если бы была на свете женщина, которая могла бы примирить Кенелма Чиллингли со сладостными страданиями Любви и с приятными супружескими ссорами, нашлось бы много оснований усмотреть эту женщину в Сесилии Трэверс. Кенелм не успел ответить на последнее предложение Бовила, как она очутилась посреди комнаты и, высоко подняв голову, с густою краской на щеках и дрожащими губами, воскликнула: - Дядя, стыдитесь! - потом обратилась к Кенелму и тоном глубокой тоски произнесла: - О, не подумайте, что это делалось с моего ведома. Карта шла к доктору, как никогда. - То есть. Я этого не думаю.. - Необыкновенный человек! - сказал Монреаль, нехотя поддаваясь чувству почтительного удивления.. Митенька, не отвечая ей, взял ее руку со своей головы. Владимир Сергеевич Арсеньев.. -- Ну, так вот, ступайте. Я признаю только одно благородство, и природа подписывает грамоту на него. Облокотясь о красный барьер

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU